Целителей » Knowledgebase
full coverage car insurance

Г. Онищенко: двадцатый век войдет в историю как век, сформировавший вакцинозависимость человека

Болеть или не болеть - вопрос не гамлетовский, а совершенно житейский, и ответ на него очевиден: конечно, не болеть, если это возможно. Однако болеем. Болеем часто и тяжело. К старым недугам прибавляются новые. Новые кажутся страшнее и опаснее тех, которые известны. Это естественно: неизвестность, непредсказуемость пугает порой больше, чем сам недуг. Особый страх вызывают инфекции - потому что заразны.

А в последнее время - и мы об этом писали - выяснилось, что даже некоторые сердечно-сосудистые заболевания имеют инфекционные корни. Складывается впечатление, что чем дальше, тем больше человек, который властелин природы, - уязвим. Мы пережили время, когда, например, туберкулез настолько сдал позиции, что утратил свою актуальность. А потом он адаптировался к тем препаратам, которые ранее успешно избавляли от него, и палочка Коха вновь заявила о себе, да так, что можно говорить об эпидемии старого недуга.

Я позволю себе тут процитировать Рейчела Карсона - автора "Безмолвной весны" - своеобразного Евангелия защитников окружающей среды: "Вся история жизни на Земле всегда была историей взаимодействия между живым и его окружением... Только в нынешний век один биологический вид - человек - возобладал значительной властью, позволяющей ему изменить природу мира, в котором живет".

Да, человек - властелин природы, но он далеко не всегда осознает свою меру ответственности.

200 лет назад Дженэр открыл вакцину против оспы. Он установил, что доярки не болеют этим недугом, потому что на вымени коров есть корочки коровьей оспы. И даже если доярки и заражались, то переносили болезнь легко. Дженэр предложил механизм вакцинации, чем спас человечество от страшной инфекции.

Екатерина Великая, понимая весь ужас оспы, все значение вакцинации от нее, учредила "Медаль за прививание оспы", а мальчику из простолюдинов Александру Маркову, которому была сделана первая прививка от оспы, даровала дворянский титул и имя Александр Оспенный. От него был взят материал для вакцинации самой императрицы россиян.

Мир гордится тем, что одолел такую страшную инфекцию, как оспа. Прекратились прививки против нее. А есть у нас гарантия, что эта страшная инфекция не вернется к человеку? Нет такой гарантии, и еще неизвестно, какие неожиданности инфекция может нам преподнести. Есть сиюминутные результаты. А есть и отдаленные последствия каждого нашего вмешательства в природу, и они не всегда со знаком плюс. Мировое медицинское сообщество сейчас озабочено беззащитностью человека перед возможностью негативного проявления биологического терроризма. Мы обязаны думать об отдаленных последствиях каждого нашего вмешательства в природу.

В 1989 году впервые была поставлена задача глобального снижения заболеваемости корью и смертности от нее. Через десять лет Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала избавление от кори к 2010-2020 годам приоритетной задачей программы ВОЗ "Здоровье для всех в ХХI веке".

А ведь корь испокон веку была некой неотъемлемой частью детства. Переболеть ею - норма жизни. Постепенно под натиском вакцинации корь начала отступать. В 1994 году американский регион первым провозгласил своей целью ликвидацию кори к 2000 году. Через четыре года еще два региона объявили ее уничтожение одной из приоритетных задач своей политики - европейский регион - к 2007 году, восточно-средиземноморский - к 2010-му. Россия должна стать свободной от кори к 2010 году. К тому есть и теоретические, и практические предпосылки. Возбудитель кори передается только от человека к человеку, в окружающей среде нет резервуара коревого вируса. Однажды переболев, человек пожизненно защищен от нее. Вирус кори позволяет получить высокоэффективную вакцину.

Кроме этих теоретических предпосылок есть и практические. В России более 30 лет проводится специфическая профилактика кори. Благодаря массовой вакцинации произошло резкое снижение заболеваемости (в 620 раз по сравнению с довакцинальным периодом), практически полностью ликвидирована летальность.

Прежде чем Россия будет признана территорией, свободной от кори, нам предстоит пройти три этапа. В первый (2002-2004 годы) необходимо достичь повсеместной стабилизации заболеваемости. На втором этапе (2005-2007 годы) нужно создать условия для предупреждения возникновения случаев кори и полного искоренения ее в стране. Наконец, третий этап (2008-2010 годы) - сертификация территорий, свободных от кори. На этом пути немало сложных проблем для медиков, для службы санэпиднадзора. И нам не решить их, если нас не поддержит население.

Мы сегодня пришли к тому, что случаи кори - единичны. Нужно ли в такой ситуации проводить массовую вакцинацию? Это весьма дорогое удовольствие. Нельзя забывать и об этической стороне проблемы. Любой родитель сто раз подумает: разрешать или не разрешать делать своим детям прививку. Болезни нет, а прививка может дать какое-либо осложнение. Зачем рисковать?

Нечто подобное мы уже проходили. Была в середине девяностых годов прошлого столетия целая кампания против вакцинации. В частности, шел поголовный отказ от прививок против дифтерии. Результат не заставил себя ждать: в 1994 году эпидемия дифтерии, заболели не только дети, но и взрослые, более тысячи человек не удалось спасти. Тогда в нашем законодательстве появился документ "Об иммуннопрофилактике инфекционных болезней", а двадцатый век войдет в историю как век, сформировавший вакцинозависимость человека. Если раньше все регулировалось естественными природными процессами, то сегодня человечество успешно защищает себя от ряда распространенных опасных инфекций той же вакцинацией. И мы должны осознать: назад пути нет, мы платим куда меньшую плату за жизнь и здоровье, чем если бы эти инфекции были по-прежнему неуправляемы.

В нашей программе вакцинопрофилактики действует принцип информированного согласия. То есть никого и нигде насильно прививать никто не собирается. Вы хотите отказаться? Подумайте, прежде чем сказать нет. Да, есть некоторый риск, да, может подняться температура, даже могут возникнуть осложнения. Но они все не идут ни в какое сравнение с тяжестью самого недуга.

Мы успели подзабыть о тех несчастьях, которые в свое время принес нам полиомиелит. Мы избавились от него в результате вакцинопрофилактики. Навсегда? Инфекция может вернуться. И нужно совершенствовать вакцину, быть всегда готовыми к любым неожиданностям.

Да, вы снова перед выбором: болеть или не болеть? Так уж мы устроены: когда в начале прошлого года замаячила в Юго-Восточной Азии угроза тяжелого острого респираторного синдрома (SARS), все стали требовать вакцинации, хотя вакциной против этого заболевания медицина, естественно, пока не располагает. Когда возникает реальная угроза какого-либо недуга, кидаемся за лекарствами, спешим сделать прививку. А если реальной угрозы нет... Подумайте об отдаленных последствиях своего отказа.

Геннадий Онищенко, Главный государственный санитарный врач РФ, академик РАМН, эксперт "Российской газеты", "Дворянский титул - за прививку", "Российская газета", 11.02.2004