Целителей » Knowledgebase
Купить стероиды по доступной цене в Украине / Купить стероиды в Украине

Бюстгальтер - опасная деталь туалета

Если вам нравится, как выглядит бюст вашей возлюбленной в тугом бюстгальтере, а девушке нравится то, что вам это так нравится - это не повод для торжества.

Дело в том, что сексуальные бюстгальтеры, стягивающие грудь, на самом деле приводят к застою крови в молочных железах. И, как следствие этого - к мастопатии. Также слишком сильное приподнимание бюста посредством бюстгальтера постепенно ослабляет грудные мышцы, что ведёт к обвисанию дамских округлостей. Что, согласитесь, являет собой не очень аппетитное зрелище.

Британские ученые вообще советуют женщинам по возможности отказаться от лифчиков. Как показали исследования, лифчики надавливают на лимфатические узлы, что может вызвать различные заболевания вплоть до рака.

По их словам, у тех народов, которых слабо коснулась цивилизация, и чьи женщины не привыкли наряжаться в бюстгальтеры, рак груди встречается гораздо реже. Красивую, но опасную деталь туалета следует надевать исключительно по торжественным случаям, когда дама идет на великосветский прием или ждет в спальне любовника.

Постоянная ссылка на статью:

Бюстгальтер - опасная деталь туалета
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



Cмейся - и будет тебе оргазм

Смех продлевает жизнь, в том числе и интимную. Одним из испытанных способов оживления сексуальных отношений является игривое настроение партнеров, плавно переходящее в гомерический хохот. \Лучшим средством снятия напряжения является смех, в то время как секс стоит лишь на втором месте по эффективности. Поэтому, если у вас смешной секс - значит, вы в отличной форме\, - ответственно заявляют светила сексологии.

Дело в том, что и смех, и секс высвобождают огромное количество эндорфинов - химических веществ, убивающих боль, снимающих стресс и вызывающих состояние эйфории. Другими словами, смех в постели ведет к образованию двойной дозы гормонов, отвечающих за наше хорошее самочувствие.

Так что, если вы будете относиться к эротическим приключениям весело и непринужденно, шансы испытать оргазм увеличатся как минимум вдвое. Как в песне поется:"Поделись улыбкою своей, и она к тебе не раз еще вернется..." Не только ответным зубоскальством, но и более приятными вещами.

Постоянная ссылка на статью:

Cмейся - и будет тебе оргазм
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



Воду из водопровода Питера пить не рекомендуется

В северной столице, по сообщению ИА REGNUM, в связи с затоплением города, в главный водоисточник - реку Неву - попало большое количество органических загрязнений. Это ухудшило качество воды. Госсанэпиднадзор Санкт-Петербурга отмечает, что системы очистки справляются, но рекомендовал петербуржцам воздержаться от использования сырой водопроводной воды для питья.

На сегодняшний день ни случаев отравления, ни инфекционных заболеваний в связи с употреблением питьевой воды не зафиксировано. ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" дано указание увеличить концентрацию хлора при обработке воды. В связи с этим при ее употреблении петербуржцы могут почувствовать легкий запах хлора. По данным специалистов, от 40 до 60 процентов петербуржцев употребляют сырую воду для питья из-под крана.

Кроме того, по информации РИА "Новости", произошло залповое загрязнение навозом реки Истры - источника питьевого водо-снабжения Москвы. Виновниками этого загрязнения являются ООО "Птицефабрика Глебовская", ООО "Молоко Слободское" и ЗАО СП "Русь".

Постоянная ссылка на статью:

Воду из водопровода питера пить не рекомендуется
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



Скоро можно ожидать появление действенного средства против гриппа

Врачи постоянно говорят об эпидемиях. ВИЧ, СПИД, туберкулез, сифилис… Но есть еще одна инфекция, распространенность которой превышает все мыслимые пределы. Конечно же, речь идет о банальном гриппе, которым в течение года переболевает треть населения планеты. И только теперь, в начале XXI века, у людей появился шанс справиться с этой болезнью.

Вирус гриппа благодаря своей уникальной контагиозности для человека уже давно является объектом пристального внимания ученых. Несколько лет назад было закончено секвенирование его генома, определена структура всех вирионных белков… Но, к счастью, на этом исследования не закончились. Английские вирусологи из Национального института аллергии и инфекционных заболеваний США обнаружили, что в вирионе гриппа содержатся еще несколько крохотных белков, на которые не реагирует иммунная система человека и которые при проникновении в клетку убивают ее. Именно присутствие этих белков определяет тяжесть течения гриппа - от легкой лихорадки до смертельного исхода. \Когда мы увидели, как обнаруженные нами белки действуют на клетки человеческого организма, мы готовы были кричать \Эврика!\, - рассказал руководитель исследований, профессор Джонатан Эуделл. - Строго говоря, эти белки видели многие исследователи, но никто не подозревал об их истинном значении. Теперь мы знаем, как вирус разрушает клетки и защищается от иммунной системы, а значит, знаем способ справиться с ним.\ Сообщение подготовлено с использованием материалов \BBC\

Постоянная ссылка на статью:

Скоро можно ожидать появление действенного средства против гриппа
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



Применение аэроионотерапии у больных гипертонической болезнью с ночным апноэ при храпе

Н.Ю. Гилинская, М.В. Супова
МОНИКИ имени М.Ф. Владимирского

Медицина сна – серьезная и большая проблема, которая активно изучается в настоящее время. Треть жизни человек спит, и это делает актуальным изучение патологических процессов, возникающих во время сна. Одним из таких процессов является апноэ, проявляющееся остановкой дыхания при храпе. Приоритет в изучении данной проблемы принадлежит ученым США, Финляндии, Франции. Последние 5 лет этой проблемой занимаются и в России.

По данным П. Кайли (1996), в США около 4% мужчин и 2% женщин страдают синдромом апноэ сна (САС), в России 45% населения имеют проблемы со сном. Известно, что 50% больных САС страдают артериальной гипертонией, при этом инфаркт и инсульт у данной категории больных встречается соответственно на 13,8% и 3,7% чаще, чем у гипертоников, не имеющих САС (А.Л. Калинкин, 1997).

Причинами апноэ сна являются: патология верхних дыхательных путей, действие миорелаксантов (снотворные, алкоголь), ожирение (60–70% больных САС страдают ожирением).

Возникновение апноэ можно представить следующим образом: при засыпании снижается тонус мышц глотки, происходит спадение дыхательных путей, остановка дыхания, возникает острый гипоксический стресс, который усугубляет артериальную гипертонию.

В момент апноэ значительно снижается выработка соматотропного гормона и тестостерона, что в дальнейшем приводит к прогрессированию ожирения и снижает потенцию. Особое значение имеют изменения сердечно–сосудистой системы при САС.

На начальных стадиях отмечается уменьшение ударного выброса, снижение толерантности к физической нагрузке, увеличивается индекс «времени гипертензии» для САС в дневное время, что приводит к увеличению нагрузки на левый желудочек и является отражением повышенной симпатической активности как во время сна, так и в период бодрствования. Во время апноэ у всех пациентов бывает синусовая аритмия с брадикардией, которая резко сменяется тахикардией после его разрешения. Асистолия и фибрилляция желудочков у больных с САС могут быть причиной внезапной смерти, однако это положение разделяется не всеми исследователями. У больных с САС повышена вариабельность артериального давления во время сна, что влияет на развитие осложнений и более раннего поражения органов–мишений.

По степени снижения АД в ночные часы всех больных с САС можно разделить на три группы: первая – пациенты с нормальным снижением АД в ночные часы, у которых суточный индекс (СИ) составляет 10–22%, вторая группа – пациенты с недостаточным падением АД в ночное время, у которых СИ менее 10%, третья группа – пациенты, у которых ночные показатели АД превышают дневные. Для лечения апноэ применяются хирургические методы: трахеостомия, увулопалатофарингопластика и др. [4]. Но нередко хирургические методы дают рецидивы в течение первых полутора лет. К известным консервативным методам лечения САС относится создание постоянного положительного давления в дыхательных путях: СИППАП–терапия – русская транскрипция английской аббревиатуры [3]. Этот метод имеет ряд недостатков: маска, создающая положительное давление, вызывает натертость переносицы, сухость во рту, аэрофагию, необходимость постоянного и пожизненного применения этого метода. Кроме того, все перечисленные методы достаточно дороги (только подбор нужного давления для СИППАП–терапии стоит 250–300 долларов США) и не исключают рецидивов.

Мы попытались разработать доступный, недорогой метод лечения с использованием физического фактора, который, существенно не влияя на этипатогенетические механизмы апноэ, может улучшить качество жизни этой группы пациентов. С этой целью мы использовали метод аэроионотерапии. Открытие атмосферных ионов относится к 1899 году, когда немецким физикам Эльстеру и Гейшлю удалось установить, что электропроводность воздуха зависит от присутствия в нем электрических частиц – аэроионов. А.Л. Чижевский [5] считал, что для жизни необходимы отрицательные аэроионы, которые выполняют роль биокатализатора. Недостаток их приводит к раннему старению организма человека, ослаблению иммунных свойств. Отрицательные аэроионы повышают активность мерцательного эпителия трахеи и бронхов, нормализуют легочную вентиляцию и окислительно–восстановительные процессы в тканях за счет повышения активности цитохромоксидазы, карбоангидразы, пероксидазы [6]. Воспринимающими аэроионы зонами являются кожа и дыхательные пути.

В механизме лечебного действия аэроионизации выделяют: теорию электрического обмена, активизацию метаболизма серотонина, являющегося адренергическим медиатором вегетативной нервной системы [6]. Не исключается изменение электрохимических свойств крови из–за рефлекторного раздражения интерорецепторов альвеол легких [7]. В естественных условиях отрицательные аэроионы в большом количестве находятся у моря, в сосновом бору. В искусственных условиях для их получения в аппаратах используют электрическое поле высокого напряжения.

Среди многочисленных аппаратов аэроионизации, применяемых в настоящее время, устройство ионизации воздуха «Гиппократ–ИОЗ фкн», использованное нами, имеет ряд преимуществ: при включении в сеть вентилятор прокачивает воздух через фильтр, который очищает его от взвешенных частиц. Фильтр выполнен из пористого материала «Спанборда», который задерживает взвешенные частицы, что позволяет ионизировать более чистый воздух, уменьшить образование тяжелых аэроионов и увеличить количество легких аэроионов.

Уникальность данного аппарата обусловлена возможностью направленного воздействия потоком заряженных частиц воздуха в виде конуса. Бомбардируя кожу, поток аэроионов повышает ее газообмен и возбуждает рецепторы нервных структур воздухоносных путей, благоприятно влияя на функции центральной нервной системы, в частности, на дыхательный центр, что проявляется углублением дыхания и усилением газообмена в легких. Использование строго направленного потока аэроионов очень важно в лечебной практике, так как воздействуя на различные области, мы получаем различные эффекты.

Очень важным моментом является отсутствие озона при работе аппарата, который представляет из себя сильнейший окислитель, присутствующий при использовании других аппаратов аэроионизации. В аппарате предусмотрен счетчик аэроионов «Сапфир–3к», который позволяет точно определить концентрацию аэроионов в 1 см3 воздуха.

Под наблюдением находились 37 пациентов с синдромом САС, при этом гипертоническая болезнь 1 степени была у 20 человек, 2 степени у 17, возраст пациентов от 30 до 72 лет, мужчин 27, женщин 10.

Диагноз апноэ и оценка эффективности лечения определялись на основании:

– анкетного опроса больного и его ближайших родственников;

– данных записи храпа и апноэ на магнитофонной ленте;

– суточного мониторирования АД;

– суточного мониторирования ЭКГ;

– функции внешнего дыхания;

– оценки насыщения артериальной крови кислородом.

Основные жалобы больных были на: головную боль, дневную сонливость особенно в первую половину дня, никтурию, снижение работоспособности, ожирение.

В целях обоснования применения ионизатора воздуха «Гиппократ» было изучено в динамике состояние биоэлектрической активности миокарда и периферической гемодинамики.

Для оценки функционального состояния сердечно–сосудистой системы использовались современные мониторинговые методы: непрерывное суточное мониторирование ЭКГ по методу Холтера (ХМ) и суточное мониторирование АД (СМАД).

Суточное мониторирование ЭКГ и АД производилось с использованием аппаратно–программного комплекса и компьютерных программ: Schiller MT–7 Holter (версия 4.20.02) и «В–102» (версия 1.0) фирмы Schiller (Швейцария).

Суточное мониторирование артериального давления (СМАД) осуществлялось с учетом времени сна и бодрствования по общепринятой методике. Интервалы между измерениями АД в дневной период составили 15 минут, во время сна – 30 минут. За период ночного сна условно принимался промежуток с 24 до 6 часов.

У пациентов гипертонической болезнью 1 ст. по данным исследования суточного мониторирования АД отмечено повышение индекса времени артериальной гипертензии по систолическому (САД) до 47%, по диастолическому (ДАД) до 30%. Максимальный уровень подъема САД до 160 мм рт.ст. в вечернее время с 20 до 24 часов, а ДАД до 117 мм рт.ст. в утренние часы с 8 до 12 ч.

Вариабельность сердечного ритма по САД и ДАД была увеличена до 14,64 и 13,13 во время сна. При гипертонической болезни 2 ст. наблюдалась стабильная артериальная гипертензия с ИВСАД – 61–85% и ИВДАД – 88–100%, максимальный уровень повышения САД до 164–189 мм рт.ст. в вечерние часы в 20–24 раза, ДАД до 121–136 мм рт.ст. в утренние и дневные часы в 8–12 часов и в 16 часов. Вариабельность САД во время сна – 13,54% и ДАД – 15,66%. При исследовании ЭКГ по методу Холтера у всех больных гипертонической болезнью 1 ст. отмечено изменение активности синусового узла в основном в виде синусовой тахикардии, что, по–видимому, связано с изменением симпатико–парасимпатического баланса и усилением симпатического влияния при пробуждении. У всех больных гипертонической болезнью 1 ст. выявлена эктопическая активность, в основном она была представлена частой предсердной экстрасистолией (ПЭ) в дневное время в виде одиночной ПЭ (около 100 за день) в ночное время (около 700 за ночь); у части больных (30%) регистрировалась желудочковая экстрасистолия во время бодрствования; в 23% случаев отмечен короткий эпизод суправентрикулярной тахикардии с ЧСС 160–180 в минуту в состоянии спокойного бодрствования. При анализе результатов мониторирования на предмет выявления маркеров ИБС в 30% случаев отмечены безболевые эпизоды горизонтальной депрессии сегмента ST во время сна и при физической нагрузке.

При гипертонической болезни 2 ст. в 50% случаев регистрировалась синусовая брадиаритмия во время сна с преобладанием ЧСС 42–52 в минуту, в 40% случаев наблюдалась синусовая аритмия во время сна с диапазоном частоты синусового ритма 53–97 в минуту, сопровождавшаяся горизонтальной депрессией сегмента ST.

Таким образом, данные СМАД у больных гипертонической болезнью 1–2 ст. с храпом и апноэ во сне свидетельствуют о том, что наиболее неблагоприятным временем суток являются утренние и вечерние часы, когда происходит тоновое повышение систолического и диастолического давления, что связано с риском возникновения у этих пациентов сосудистых осложнений в это время.

Холтеровское мониторирование ЭКГ выявило: дисфункцию синусового узла, увеличение вариабельности ритма, тропность предсердной эктопической активности ко времени суток. При гипертонической болезни 2 ст. периоды выраженной синусовой аритмии во время сна сопровождались изменениями сегмента ST по ишемическому типу. По некоторым данным, изменение сердечного ритма достоверно коррелирует с продолжительностью эпизодов апноэ и выраженностью вызываемой ими кислородной недостаточности. Предполагают, что причинами связи апноэ с нарушением ритма являются воздействие циклической гипоксемии на головной мозг, вегетативную нервную систему и периодический выброс катехоламинов.

Исследование функции внешнего дыхания (ФВД) проводилось при помощи интерактивной системы пневмотахометрического сигнала «Лесли и Муссон». Все параметры сравнивались с должными величинами, заложенными в систему анализатора. При анализе полученных результатов выявлено, что такие показатели, как форсированная жизненная емкость легких, объем форсированного выдоха, индекс Тиффно жизненной емкости легких, представляют вариант нормы.

В литературе нет единого мнения о состоянии функции внешнего дыхания у больных гипертонической болезнью с САС.

Так, А.Л. Калинкин (1997) выявил у данной категории больных достоверное снижение объема и минутной вентиляции легких в покое. При исследовании отношения поток/объем выявлена высокая частота трахео–бронхиальной дискинезии и изолированной обструкции. Автор считает, что эти изменения могут быть связаны с большой массой тела у больных с САС и наряду с другими факторами способствуют возникновению эпизодов апноэ во сне. Вместе с тем Ю.В. Земин, Р.В. Бизунов (1997) отмечают, что очень многие больные, страдающие САС и ночной гипоксемией в течение многих лет, в дневное время имеют нормальное PaO2 и PaCO2 в крови, у них нет дыхательной недостаточности, легочной гипертонии. Симптомы дыхательной недостаточности и легочной гипертонии у больных с САС в дневное время наблюдаются тогда, когда у них имеется хроническое заболевание бронхо–легочной системы с бронхиальной обструкцией. В наших исследованиях показатели оксигенации крови и ФВД были в пределах нормативных величин, что подтверждает данные других авторов.

На первом этапе исследований всем больным отменялась гипотензивная терапия на время лечения аэроионизацией. Методика с использованием аппарата «Гиппократ» состояла в применении аэроионизации в течение 7 часов ночного сна.

Аппарат устанавливался на расстоянии 1,5 м от пациента, при этом доза отрицательных аэроионов состовляла 70 млрд. за 1 процедуру (рис. 1). Всего проводилось 12 лечебных процедур. После проведенного лечения улучшение качества жизни отмечено у 78% пациентов. Наиболее динамичными были такие симптомы, как уменьшение дневной сонливости, головной боли по утрам, повышение работоспособности, уменьшение раздражительности. У пациентов с гипертонической болезнью 1 ст. отмечено уменьшение среднего АД за сутки (во время сна и бодрствования) до нормальных величин.

Рис. 1. Использование аппарата "Гиппократ" во время ночного сна

Тенденция к снижению индекса времени систолической и диастолической артериальной гипертензии. При наличии повышенной вариабельности САД и ДАД во время сна после лечения отмечена нормализация этих показателей. У пациентов с нормальной степенью снижения АД в ночное время (10–22%) сохранился нормальный суточный профиль АД. В случаях с недостаточным снижением АД во время сна до лечения восстановился нормальный суточный профиль. При чрезмерном снижении АД во время сна отмечена тенденция к нормализации суточного профиля АД.

Больной К. 47 лет.

Диагноз: гипертоническая болезнь 1 ст. с синдромом апноэ при храпе.

До лечения суточное мониторирование АД выявило эпизоды подъема цифр АД выше нормы. Среднее АД в период бодрствования 137/97. Подъемы АД во время работы – до 160/122. Степень ночного снижения систолического артериального давления до 27,42%, диастолического до 27,42%. Чрезмерное снижение АД в ночной период.

Больной К. 47 лет.

Диагноз: гипертоническая болезнь 1 ст. с синдромом апноэ при храпе.

После лечения суточное мониторирование выявило значительное уменьшение количества эпизодов подъема АД. Среднее АД в период бодрствования 125/92. Степень ночного снижения АД: систолического – 23,63%, диастолического – 25,43%. Снижение АД в ночное время остается, но менее выраженное.

Анализ результатов суточного мониторирования АД под влиянием примененной методики аэроионизации у пациентов гипертонической болезнью 2 ст. выявил неадекватность лечебного воздействия и снижение адаптационных механизмов регуляции АД в 45% случаев. Выражалось это в отрицательной динамике суточного профиля АД в виде увеличения средних значений САД и ДАД в период бодрствования и сна, нарастании индекса времени АД преимущественно во время сна. У больных с повышенной вариабельностью САД на протяжении суток и ДАД во время сна наблюдалось дальнейшее увеличение вариабельности. Один больной с тяжелой формой апноэ (до 40 эпизодов апноэ за 1 час, продолжительностью 25–30 с) перешел из группы с недостаточным снижением АД в группу, у которой показатели АД в ночное время превышали дневные.

Больной Б. 51 год.

Диагноз: гипертоническая болезнь 2 ст. с синдромом апноэ.

До лечения суточное мониторирование АД: среднее АД составило 150/107 мм рт.ст., среднее АД в период бодрствования 155/109 мм рт.ст. Степень ночного снижения АД: систолического – 15,42%, диастолического – 9,74%. Среднее АД в период сна – 131/98 мм рт.ст.

Больной Б. 51 год.

Диагноз: гипертоническая болезнь 2 ст. с синдромом апноэ.

После лечения отрицательная динамика. Повышена вариабельность АД в течение суток. Среднее АД в течение суток 150/110 мм рт.ст., среднее АД в период бодрствования 158/109, степень ночного снижения систолического АД 9,21%, диастолического 10,3%, среднее снижение АД в период сна 173/120 мм рт.ст.

В дальнейших исследованиях пациентам с гипертонической болезнью 2 ст. медикаментозное лечение не отменялось. Методика аэроионизации была изменена: аппарат «Гиппократ» устанавливался на расстоянии 50 см от пациента за 1–1,5 часа перед сном, время процедуры 25 минут, доза за 1 процедуру 50 млрд. аэроионов, курс из 12 процедур (рис. 2).

Рис. 2. Аэронизация перед сном

При анализе суточного мониторирования АД после применения измененной методики аэроионизации у больных 1ст. и 2ст. выявлена положительная динамика в виде уменьшения вариабельности САД и ДАД во время сна и уменьшение среднего АД за сутки. Исследование ЭКГ по методу Холтера выявило положительную динамику при гипертонической болезни 1 ст. и 2 ст. Причем это отмечено и в случае 7–часового ночного воздействия аэроионизацией, и при 25–минутном воздействии перед сном. Изменения выражались в уменьшении числа пароксизмов суправентрикулярной тахикардии, предсердной эктопической активности во время сна, вариабельности синусового ритма. Особо следует подчеркнуть, что у всех пациентов с исходными эпизодами депрессии сегмента ST по ишемическому типу при повторном мониторировании ЭКГ после проведенного курса аэроионизации подобные эпизоды не регистрировались.

Больной Б. 51 год.

Диагноз: гипертоническая болезнь 2 ст. с апноэ при храпе.

До лечения регистрировалась депрессия сегмента ST горизонтального типа в момент ночной синусовой аритмии.

После лечения: диагностически значимых изменений сегмента ST не зарегистрировано.

При анализе функций внешнего дыхания до и после лечения аэроионизацией такие показатели, как ФЖЕЛ, ОФВ, ИТ, ЖЕЛ. представляли вариант нормы. Обращает на себя внимание некоторое снижение ПОС и МОС25 до лечения и увеличение этих показателей после лечения. По–видимому, у ряда больных было субклиническое нарушение бронхиальной проходимости до лечения, и некоторое улучшение этих показателей после лечения может говорить об улучшении бронхиальной проходимости. Показатели оксигенации крови в процессе лечения аэроионизацией оставались в пределах нормальных величин, хотя и имелась тенденция к улучшению этого показателя.

Следует отметить, что исследования проводились однократно до и после лечения в дневное время, а не путем ночного мониторинга в момент апноэ. Наши данные подтверждают исследования других авторов о том, что при отсутствии бронхолегочных заболеваний при гипертонической болезни с ночным апноэ оксигенация крови в дневное время и ФВД не нарушается в течение многих лет.

Таким образом, анализ результатов комплексного исследования в процессе лечения гипертонической болезни с синдромом ночного апноэ при храпе аэроионизацией с помощью аппарата «Гиппократ» позволяет сформулировать следующие положения:

1. При лечении гипертонической болезни 1 ст. аэроионизация приводит к положительным результатам, даже в отсутствие антигипертензивных препаратов.

2. В процессе лечения улучшается качество жизни: уменьшается головная боль, тяжесть в голове по утрам, дневная сонливость, улучшается память, настроение, работоспособнось.

3. При гипертонической болезни 1 ст. отмечается снижение среднего САД и ДАД в большинстве случаев до нормальных величин, нормализуется суточный профиль АД, уменьшается число пароксизмов тахикардии, вариабельность синусового ритма. Возможным объяснением этого является уменьшение гипоксемии головного мозга и нормализация тонуса вегетативной нервной системы.

4. У больных гипертонической болезнью 2 ст. применение монотерапии аэроионизацией в течение 7 часов ночного сна без использования антигипертензивных лекарственных средств оказалось неэффективным. Для снижения АД, нормализации суточного профиля АД и вариабельности артериального давления целесообразным оказалось использование более щадящих дозировок аэроионотерапии в сочетании с базисной медикаментозной терапией.

5. Показатели функций внешнего дыхания при гипертонической болезни с ночным апноэ без сопутствующего поражения бронхолегочной системы остаются в пределах нормальных величин как до, так и после аэроионотерапии.

Постоянная ссылка на статью:

Применение аэроионотерапии у больных гипертонической болезнью с ночным апноэ при храпе
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



Чем опасно ожирение для Ваших органов пищеварения?

Люди, которые страдают ожирением знают, что они рискуют заболеть сердечно-сосудистой патологией и диабетом. Горькая правда заключается в том, что у полных людей так же повышен риск заболевания патологией органов пищеварения: жировой болезнью печени, гастроэзофагальным рефлюксом, патологией желчного пузыря, панкреатитом и некоторыми формами рака органов пищеварения.

Избыток жира в организме означает, что все органы в том числе и печень перенасыщены липидами. Избыток жировых субстанций в печени вызывает нарушения её функции и хронические заболевания. В том случае, если вы страдаете диабетом и гипертонией у Вас 75% шансов иметь жировое заболевание печени.

В норме, богатая питательными веществами кровь из желудка и кишечника проходит через печень, где в результате обмена жиров, углеводов и минеральных веществ конвертируется в энергию. Однако распад избыточного количества жиров вызывает повышение количества жирных кислот, которые могут повредить печень, нарушить регуляцию содержания глюкозы в крови и депонирование резервных запасов углеводов. В печени начинают развиваться процессы напоминающие те, которые развиваются при злоупотреблении алкоголем. Возможен исход этого процесса в цирроз печени. Следует отметить, что заболевания печени связанные с ожирением – ведущая причина трансплантации печени в Соединенных штатах Америки.

Ожирение – фактор риска возникновения гастроэзофагальной рефлюксной болезни (ГЭРБ) – поражения нижнего сфинктера пищевода (мышцы которая выполняет функции клапана между пищеводом и желудком. При ГЭРБ этот клапан не закрывается и содержимое желудка возвращается назад в пищевод, вызывает изжогу и расстройства кислотной функции желудка. Потеря веса в сочетании с улучшением диеты облегчает явления ГЭРБ.
Взаимоотношения между тучностью и болезнями желчного пузыря более сложные. Болезнь желчного пузыря характеризуются образованием камней, для построения которых используется холестерол. В желчном пузыре при ожирении возникают застойные явления, что так же стимулирует камнеообразование.

Толстяки чаще страдают тяжелыми формами панкреатита, что вероятно объясняется скоплениями жира вокруг поджелудочной железы, снижением активности панкреатических ферментов и накоплениями токсических продуктов в организме.

И наконец, при ожирении чаще встречается рак кишечника и прямой кишки и печени. Причины этого феномена не ясны, но вероятно, имеет место сочетание генетических факторов и неправильного питания.
Среди естественных и безвредных средств, которые могут способствовать нормализации жирового обмена и нормализации массы тела следует упомянуть природные сорбенты и пищевые волокна (например, биодобавка Рекицен-РД.

Постоянная ссылка на статью:

Чем опасно ожирение для ваших органов пищеварения?
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



Новый препарат снижает риск повторного перелома шейки бедра

В мире продолжается поиск наиболее эффективной тактики лечения остеопороза. В настоящее время доказанный клинический эффект имеют два типа препаратов: бисфосфонаты и золидроновая кислота.

Доктор Кеннет Лайлес с коллегами из Университета Дьюка в северной Каролине провели исследование влияния инъекций золидроновой кислоты на частоту повторных переломов шейки бедра. Оказалось, что эта инъекция снижает риск повторного перелома на 35%. Это не так много, если учесть, что риск повторного перелома шейки бедра у пожилых пациентов в 10 раз выше, чем риск первого. Но если учесть, что летальность после второго перелома составляет 33% в течение 2-х лет, то каждый шаг по предотвращению дополнительных переломов можно только приветствовать. Пока непонятно, почему золидроновая кислота предотвращает повторные переломы, но статистически достоверное снижение инвалидности и смертности, позволяет рекомендовать ее для профилактики повторных переломов у пожилых людей.

Постоянная ссылка на статью:

Новый препарат снижает риск повторного перелома шейки бедра
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



Доброкачественная гиперплазия предстательной железы. Современные возможности лечения

И.В. Лукьянов

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) является наиболее широко распространенным доброкачественным новообразованием у мужчин старшего возраста. Распространенность выявляемой гистологически гиперплазии возрастает с возрастом.

К 60 годам , по данным разных авторов, от 13 до 50% мужчин страдают этим заболеванием , а к 90–летнему возрасту примерно у 90% мужчин имеются морфологические изменения, свойственные для ДГПЖ. В среднем у половины таких пациентов происходит макроскопическое увеличение железы, а у 25% больных развиваются клинические симптомы, требующие лечения [4,6,7]. Социальная значимость и актуальность этой проблемы подчеркивается демографическими исследованиями ВОЗ, свидетельствующими о росте населения планеты в возрасте старше 60 лет, причем его темпы существенно опережают рост численности населения в целом. Указанная закономерность характерна и для нашей страны. По различным оценкам, к 80–летнему возрасту каждый 4–й мужчина будет нуждаться в лечении по поводу гиперплазии предстательной железы. Многочисленные клинические проявления и симптомы ДГПЖ крайне разнообразны и зависят от прогрессирования заболевания, соматического и психического статуса, возраста, социального положения и медицинской осведомленности. Симптомы проявления ДГПЖ различные, не носят специфического характера и весьма разнообразные, в связи с чем существуют разногласия по поводу интерпретации результатов диагностических обследований. Оценка симптомов (их интенсивности, степени, частоты, длительности и значимости) часто бывает субъективной и зависит не только от пациента, но и от квалификации лечащего уролога. Такой субъективизм не только затрудняет диагностику и прогноз при ДГПЖ, но и не позволяет объективно сравнивать результаты лечения в разных клиниках и тем самым оценивать эффективность разнообразных методов консервативного и оперативного лечения. Только в последние два десятилетия в большинстве стран мира, в том числе и в России, наметилась тенденция к формированию единых принципов оценки и интерпретации симптомов ДГПЖ. Эта оценка базируется на уточнении не только каждого симптома и их совокупности, но и их корреляции с данными объективного обследования, возможности которого резко возросли в настоящее время в связи с появлением новых технологий. Большинство симптомов ДГПЖ сопровождают и два других заболевания предстательной железы – рак и простатит. Этим следует объяснить необходимость дифференциальной диагностики при обследовании больных с различными видами нарушения мочеиспускания. Проблема диагностики и лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы в настоящее время относится к наиболее динамично развивающимся областям урологии. Основой произошедших революционных изменений стали фундаментальные исследования в области молекулярной биологии, физиологии, иммунологии, морфологии и гормональной регуляции предстательной железы, детальное изучение вопросов эпидемиологии, этиологии и патогенеза заболевания, а также внедрение в медицинскую практику высокотехнологичных достижений научно–технического прогресса.

Клинические проявления доброкачественной гиперплазии предстательной железыопределяются препятствиями на пути потока мочи и, соответственно, нарушениями привычного акта мочеиспускания – типичный симптомокомплекс, который является ведущим при всех многообразиях роста гиперплазированных узлов (табл. 1). Изменения акта мочеиспускания определяются обструкцией предстательной части мочеиспускательного канала, который циркулярно или сегментарно охватывается аденоматозными узлами, вытягивается в длину и деформируется. Характерная клиническая картина у пожилого пациента при первом посещении сразу позволяет врачу ассоциировать жалобы с развитием ДГПЖ. В начальной стадии пациент отмечает только незначительные расстройства мочеиспускания, причем превалирует учащение, особенно в ночное время. Первым признаком начинающегося заболевания является именно никтурия , что нарушает сон и в связи с этим вызывает обеспокоенность пациента. Если состояние не утяжеляется новыми симптомами, он примиряется с возникающим неудобством и к урологу не обращается.Функционально нарушения мочеиспускания компенсируются мышцами детрузора, которые легко преодолевают возникшее препятствие. В практической урологии довольно широкое распространение получило деление на симптомы обтурации и симптомы раздражения [9]. При таком разделении стараются подчеркнуть не только характер симптомов, но и их различия по тяжести. Обструктивные симптомы более опасны в прогностическом плане и как бы нацеливают на оперативное лечение. Ирритативные симптомы, хотя и значительно снижают качество жизни, менее опасны и могут быть ликвидированы при правильном консервативном лечении.

ДГПЖ оказывает существенное влияние на качество жизни пациента . Чем тяжелее симптомы, тем хуже качество жизни пациента и тем больше их влияние на его повседневную деятельность (табл. 2). Однако очевидно, что выделение обструктивных симптомов и определение количества остаточной мочи могут служить только основой для предварительного представления о заболевании и его прогнозе. Часто при выборе метода терапии ДГПЖ нужно ориентироваться на преобладание в картине заболевания группы из тех или других жалоб [3,5]. Как правило, обструктивные и ирритативные симптомы в той или иной степени наблюдаются у одного и того же больного и нет прямой зависимости между выраженностью этих проявлений и тяжестью состояния по данным объективного обследования [15]. Это положение несколько снижает их значимость и делает разделение на обструктивные и ирритативные симптомы в значительной степени искусственным. Становится очевидным, что необходимо выработать более объективный подход к оценке симптомов ДГПЖ. Этим обстоятельством, видимо объясняется появление различных систем подсчета и выведения индекса симптомов. Для количественной оценки жалоб пациента и наблюдаемых симптомов рекомендуется пользоваться анкетой («Индекс симптомов», разработанный Американской урологической ассоциацией) [10], заполняемой самим больным (табл. 3). Шкала оценки симптомов классифицирует их по тяжести, разделяя на мягкие (0–7 баллов), умеренные (8–19 баллов) и тяжелые (20–35 баллов). Анкету следует использовать при планировании лечения и во время последующих плановых осмотров больного. Этот метод не является самостоятельным инструментом для диагностики ДГПЖ, так как симптомы, к которым относятся вопросы, характерны не только для этого заболевания. По рекомендациям Международного согласительного комитета по вопросам ДГПЖ для описания клинического статуса пациента могут быть использованы параметры S–L–Q–R–V–PQ (табл. 4). При постановке диагноза врачом–урологом учитывается достаточно большое количество симптомов и исходных данных (результаты инструментальных тестов, история болезни и т.д.). Однако показано, что число признаков, эффективно рассматриваемых врачом при постановке диагноза, как правило, не превышает 15 и при диагностике возникает около 50 тыс. различных комбинаций. Каждый врач–уролог рассматривает свой набор признаков. Однако при использовании компьютерных методов диагностики можно увеличить число рассматриваемых критериев, так как практически нет ограничений по сложности и количеству перебираемых вариантов. Компьютерные информационные системы в настоящее время успешно используются для автоматизации многих аспектов человеческой деятельности, например, для поддержки документооборота и информационных процессов. Однако применение компьютеров в медицине не ограничивается вспомогательными учетными функциями – оно связано с попыткой автоматизации диагностики и вовлечения ЭВМ непосредственно в процесс лечения больного. Международными согласительными комитетами и группами экспертов–урологов определено понятие «стандартный» больной . Критерии исключения из понятия «стандартный больной»: – возраст менее 50 лет; – наличие рака простаты; – проводившаяся ранее терапия по поводу гиперплазии простаты, не принесшая положительных результатов; – резистентный к терапии сахарный диабет, диабетическая нейропатия; – наличие в анамнезе или при физикальном обследовании признаков неврологического заболевания; – наличие в анамнезе хирургических вмешательств или травм в тазовой области; – прием лекарственных препаратов, способных воздействовать на мочевой пузырь.

Минимальный перечень диагностических мероприятий при обращении больного с расстройствами мочеиспускания должен включать: – сбор анамнеза; – измерение суммарного балла по международной системе суммарной оценки симптомов при заболеваниях предстательной железы по 35–бальной шкале (IPSS); – оценку качества жизни по 6–бальной шкале (QOL); – пальцевое ректальное исследование (ПРИ); – общий анализ мочи; – определение мочевины и креатинина сыворотки крови; – оценку морфофункционального состояния почек и верхних мочевых путей с помощью рентгеновских или радиоизотопных методов обследования; – ультразвуковое исследование предстательной железы, абдоминальное и трансректальное; – уродинамическое исследование (урофлоуметрия); – определение наличия и количества остаточной мочи (RV); – определение уровня простатоспецифического антигена (ПСА) и в случае необходимости определение фракций ПСА – «свободного» простатоспецифического антигена крови. Дигидротестостерон является самым мощным ферметативным продуктом тестостерона и преобладающим андрогеном предстательной железы. Тестостерон превращается в ДГТ под воздействием фермента 5 ? –редуктазы. Существует 2 изоформы 5 ? –редуктазы (тип 1 и тип 2), которые кодируются разными генами – SRD5A1 и SRD5A2, соответственно. Роль фермента 5 ? –редуктазы выяснилась после того, как было обнаружено, что псевдогермафродиты мужского пола с дефицитом 5 ? –редуктазы (мутацией гена SRD5A2) характеризуются выраженным снижением ДГТ, нормальным уровнем тестостерона, малыми размерами предстательной железы (на протяжении всей жизни) и отсутствием развития ДГПЖ. Основанием для разработки ингибитора 5 ? –редуктазы 2 типа послужило то, что генетический дефицит этого фермента приводит к вовлечению ДГТ в рост и развитие предстательной железы. При этом 5 ? –редуктаза локализуется непосредственно в простате. Эти факты позволили предположить, что направленное ингибирование 5 ? –редуктазы 2 типа и, следовательно, ингибирование продукции ДГТ потенциально может влиять на важный причинный фактор ДГПЖ. Нарушение баланса внутриклеточных ферментов способствует бурному росту ДГПЖ, которая проявляется: – разрастанием гиперплазированной ткани простаты; – повышением активности и тонуса ? 1 –адренорецепторов; – нарушением метаболических процессов в ткани простаты, что приводит к расстройствам кровообращения и присоединению воспалительного процесса. Роль ДГТ в регуляции функции предстательной железы велика, т.к. без него простата не может развиваться, дифференцироваться, поддерживать и сохранять свои функции. В нормальной предстательной железе процессы пролиферации и гибели клеток находятся в динамическом равновесии. Это состояние поддерживается необходимым уровнем андрогенных стероидов.

Современные методы лечения ДГПЖ

Разработка и внедрение в медицинскую практику принципиально новых научных идей позволяет изменить отношение к диагностическому и лечебному процессу и коренным образом улучшить результаты лечения того или иного патологического состояния. Совокупность методов лечения ДГПЖ, в настоящее время находящих применение в клинической практике, представляет собой внушительный список и может быть представлена следующей классификацией.

I. Медикаментозная терапия.

II. Малоинвазивные нехирургические (альтернативные) методы лечения. 1. Неэндоскопические термальные методы: – экстракорпоральная пиротерапия; – трансректальная фокусированная ультразвуковая термоаблация; – трансуретральная радиочастотная термодеструкция; трансуретральная микроволновая (или радиоволновая) термотерапия; – трансректальная микроволновая гипертермия. 2. Баллонная дилатация. 3. Стентирование простатической уретры. 4. Эндоскопические термальные методы: – интерстициальная лазерная коагуляция (ИЛК); – трансуретральная игольная аблация (TUNA).

III. Хирургические методы лечения: 1. Открытая простатэктомия. 2. Трансуретральная резекция предстательной железы. 3. Трансуретральная электроинцизия простаты. 4. Трансуретральная электровапоризация простаты. 5. Трансуретральная эндоскопическая лазерная хирургия предстательной железы (вапоризация, аблация, коагуляция, инцизия и комбинации этих методик, в том числе и с ИЛК). 6. Трансуретральная криодеструкция простаты. Согласно рекомендациям 4–го совещания Международного согласительного комитета по проблеме ДГПЖ (1997) абсолютными показаниями к оперативному лечению являются: – задержка мочеиспускания (невозможность помочиться после хотя бы одной катетеризации, либо при невозможности катетеризации); – повторная массивная гематурия, связанная с ДГПЖ; – почечная недостаточность, обусловленная ДГПЖ; – камни мочевого пузыря; – повторная инфекция мочевых путей, вследствие ДГПЖ; – большой дивертикул мочевого пузыря. Несмотря на большие достижения современных высоких технологий, проведенная операция далеко не всегда дает блестящие результаты: – удовлетворены результатами лечения – 63%; – полностью не удовлетворенны результатами лечения – 21%; – возникновение новых расстройств мочеиспускания в послеоперационном периоде – 24%; – ощущение полного выздоровления– 59%.

Медикаментозное лечение ДГПЖ

Современная лекарственная терапия ДГПЖ, специально предназначенная для воздействия на предстательную железу, включает терапию ? –адреноблокаторами и другие лекарственные средства. Ближайшей задачей лечения ДГПЖ является облегчение симптомов, а долгосрочной задачей является замедление прогрессирования заболевания, сведение к минимуму нежелательных эффектов лечения и сохранение качества жизни.

Показания к проведению консервативного (медикаментозного) лечения ДГПЖ: – суммарный балл IPSS больше 8 и меньше 19; – QOL не менее 3 баллов; – максимальная скорость потока мочи (Q max ) не более 15 и не менее 5 мл/сек; – объем мочеиспускания не менее 100 мл; – объем остаточной мочи не более 150 мл; – наличие противопоказаний к оперативному лечению в связи с сопутствующими заболеваниями; – социальные причины, в частности, категорический отказ пациента от инвазивного метода лечения.

Противопоказания к назначению консервативного лечения ДГПЖ: – подозрение на рак простаты; – воспалительные заболевания нижних мочевых путей в стадии обострения; – нейрогенные нарушения; – рубцовый процесс в малом тазу; – камни мочевого пузыря; – значительных размеров «средняя доля»; – частые приступы макрогематурии и тяжелая степень почечной и печеночной недостаточности; – индивидуальная непереносимость препаратов. Принципы применения лекарственных средств для терапии ДГПЖ базируются на современных представлениях о патогенезе заболевания. Основные направления медикаментозного лечения ДГПЖ – это препараты первой линии: ингибиторы 5 ? –редуктазы, ? –адреноблокаторы. Также достаточно широко применяются фитотерапевтические препараты, полиеновые антибиотики, аминокислотные комплексы, экстракты органов животных и комбинации этих групп препаратов.

Ингибиторы 5а-редуктазы

К наиболее распространенным методам медикаментозной терапии ДГПЖ относится использование ингибиторов 5 ? –редуктазы (финастерид, эпистерид). Финастерид, являющийся 4–азостероидом, становится конкурентным ингибитором фермента 5 ? –Р, преимущественно второго типа, тем самым блокирует на уровне предстательной железыпревращение тестостерона в ДГТ. Препарат не связывается с андрогенными рецепторами и не обладает побочными эффектами, характерными для гормональных средств. В настоящее время имеется опыт его использования в течение более 3 лет без значимых побочных реакций. Помимо синтетических препаратов, свойством ингибировать 5 ? –Р обладают и препараты растительного происхождения, содержащие, в первую очередь, экстракт Serenoa repens

Блокаторы а-адренорецепторов

• Препараты первой линии для лечения ДГП • Достоверно эффективны при любом размере простаты • Эффективны в отношении обструктивных и ирритативных симптомов • Значимое улучшение симптоматики наступает у большинства больных на 2–4 неделе лечения – самый быстрый эффект • Не влияют на уровень PSA (диагностика рака предстательной железы) • Эффективность подтверждена многочисленными плацебо–контролируемыми клиническими исследованиями • Удобны в применении. Основанием для назначения ? –адреноблокаторов при ДГПЖ послужили накопленные данные о роли нарушения симпатической регуляции в патогенезе заболевания. Из побочных эффектов серьезным является гипотензивный, который бывает чрезмерным даже на фоне базовой артериальной гипертензии, что часто заставляет пациентов отказываться от терапии ? –адреноблокаторами ( J . Gillenwater , D . Mobley [13]). В целом препараты этой группы рекомендуются больным с преимущественно ирритативной симптоматикой ДГПЖ (M. Caine [12], R . Kirby [14], G . Martorana [16], N . Seki [17], J . Wasson [20]). ДГПЖ приводит к увеличению активности симпатических нервных волокон, что вызывает повышение тонуса гладкомышечных структур основания мочевого пузыря, задней уретры и предстательной железы. Процесс гиперплазии преимущественно идет за счет стромального компонента предстательной железы, который содержит до 60% гладкомышечных волокон, являющихся точкой приложения ? –адреноблокаторов. В основе механизма действия ? –адреноблокаторов лежит расслабление гладкой мускулатуры шейки мочевого пузыря и задней уретры вследствие блокады ? 1 –адренорецепторов. Это самая популярная и многочисленная группа препаратов. Неселективные блокаторы ? 1 / ? 2 –адренорецепторов в настоящее время не применяются. Селективные ? 1 –адреноблокаторы: – альфузозин; – доксазозин; – теразозин; Селективные ? 1 А–адреноблокаторы: – тамсулозин. Исследования последних лет показывают практически одинаковую эффективность применения различных ? –адреноблокаторов. Уменьшение симптоматики ДГПЖ отмечено в среднем на 50–60%; увеличение максимальной скорости потока мочи в среднем на 30–47%; а снижение количества остаточной мочи в среднем на 50%. Однако благодаря тому, что способность тамсулозина воздействовать на ? 1 A–адренорецепторы в 20 раз превосходит его способность взаимодействовать с ? 1 B–адренорецепторами, которые расположены в гладких мышцах сосудов, препарат не вызывает какого–либо клинически значимого снижения системного АД как у пациентов с артериальной гипертонией, так и у пациентов с нормальным исходным АД.

Дополнительная информация: до появления ? –адреноблокаторов 60% пациентов, получающих этот вид лечения, были бы подвергнуты оперативному вмешательству. Вместе с тем следует отметить тот факт, что в 13–30% эффекта от применения ? –адреноблокаторов не наступает в течение 3–месячного приема. В этом случае дальнейшая терапия препаратами этой группы нецелесообразна.

Фитотерапевтические средства

Ряд клиницистов в результате проведенного исследования сделали вывод, что экстракт Serenoa repens также эффективно снижает симптоматику инфравезикальной обструкции, как и синтетические блокаторы фермента 5 ? –Р, и может быть рекомендован для широкого применения (Л.М. Гориловский [1], Н.А. Лопаткин и соавт. [2], N. Bruchovski et al. [11], C. Sultan et al. [18], T. Tacita et al. [19]). В результате широкомасштабных исследований выявлена значительная клиническая эффективность экстракта Pygeum africanum в терапии ДГПЖ, но без достоверного уменьшения объема простаты. Таким образом, анализ имеющихся данных по применению фитотерапевтических агентов при лечении ДГПЖ позволяет констатировать, что указанные препараты могут оказывать существенное позитивное влияние на субъективные и объективные проявления заболевания.

Прочие лекарственные средства

Клинические исследования применения мепартрицина – производного полиенового антибиотика немногочисленны и свидетельствуют об умеренном достоверном уменьшении симптомов ДГПЖ. Таким образом, лекарственная терапия является, бесспорно, неотъемлемым элементом лечения ДГПЖ и может применяться у пациентов с наличием клинически значимых симптомов заболевания при компенсированной инфравезикальной обструкции динамического типа. В последние годы большое число исследователей приходит к выводу о необходимости проведениякомбинированного лечения ДГПЖ . Проводимые в мире многоцентровые плацебо–контролируемые исследования подтверждают обоснованностьпроведения такого лечения (H. Lepor, 1996; MTOPS, 2001; В.И. Корниенко, 1997; О.Б. Лоран, 1995 и 2002). Полученные данные свидетельствуют о большей эффективности комбинированного лечения ? –адреноблокаторами и финастеридом по сравнению с монотерапией. Эффективность комбинированного лечения составила до 96%, в то время как в группах монотерапии ? –адреноблокаторами – 84% и 74% в группе монотерапии финастеридом. Лечение ДГПЖ представляет важную и пока не до конца разрешенную проблему урологии. Для определения лечебной тактики, выработки показаний к консервативным и оперативным методам, помимо знаний клинической симптоматологии, необходимы данные ультразвуковых, рентгенологических, функциональных исследований [8]. Широкое использование неинвазивных методов диагностики в урологической практике дает возможность врачу выявлять ранние формы заболевания и использовать соответствующую терапию, которая в последующем, несомненно, потребует коррекции в связи с разработкой и внедрением в клиническую практику.

Постоянная ссылка на статью:

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы. современные возможности лечения
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



Девочки выполняют задания на скорость лучше, чем мальчики

Ученые провели эксперимент и выяснили, что, в условиях ограниченного времени, девочки гораздо лучше, чем мальчики выполняют задания средней сложности.

«Если дать мальчикам и девочкам средне-сложные задания, например, задания, включающие чтение и письмо, девочки покажут значительно лучшие результаты. Дело не в том, что у девочек больше знаний, просто мальчикам тяжело работать в таких условиях», - говорит один из авторов исследования Stephen Camarata.

Camarata и его коллеги из Vanderbilt University (Нэшвилл, США) использовали данные о 8818 людях в возрасте от 2 до 90 лет, которые прошли тесты, оценивающие интеллект.

Разница в «скорости обработки данных» появляется в детсадовском возрасте, возрастает в школьном и достигает максимума в подростковом возрасте. Затем различия сокращаются и полностью исчезают во взрослом возрасте.
В качестве примера задания на скорость, ученые приводят задание, в котором требуется прочитать за 3 минуты как можно больше высказываний и ответить, правильны ли они. Девочки-подростки давали в среднем 50% правильных ответов, а мальчики их возраста – только 20%.

Контрольные работы в школе часто включают в себя подобные задания, поэтому учителя должны учитывать эту возрастную особенность мальчиков.

Ученые предполагают, что различия связаны с гормональной перестройкой, происходящей в подростковом возрасте. Они уже приступили к новому исследованию, в которой работу мозга мальчиков и девочек будут сравнивать при помощи визуальных методов.

По материалам Reuters Health.
Подготовила Анастасия Мальцева.

Постоянная ссылка на статью:

Девочки выполняют задания на скорость лучше, чем мальчики
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



ВОЗ намерена спасти матерей

Каждую минуту на планете умирает женщина, только что ставшая матерью. Об этом свидетельствуют статистические данные, собранные Всемирной Организацией Здравоохранения.

По статистике ВОЗ, как минимум в 62 странах мира ситуацию с материнской смертностью можно оценить как критическую – здесь во время родов умирает в 2-3 раза больше матерей, чем должно при современном уровне развития медицины. Конечно, это в первую очередь развивающиеся страны Африки и Азии – но и во многих внешне благополучных странах Европы ситуация тоже далека от идеальной.

"Решение проблемы материнской смертности будет одной из основных задач ВОЗ, – рассказал в интервью корреспонденту "ВВС" Джой Фумани, исполнительный директор Департамента ВОЗ по проблеме семьи и общественного здоровья. – Большую часть этих смертей вполне можно предотвратить, и задачей нашей организации на ближайшие 10 лет будет сократить их число как минимум на три четверти."

Постоянная ссылка на статью:

Воз намерена спасти матерей
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено



Мюсли оказались полезнее, чем считалось раньше

Мюсли благоприятно влияют на умственную деятельность и пищеварительную систему – так утверждают ученые из университета Кардиффа.

Добровольцы в возрасте от 30 до 80 лет на протяжении четырех недель, каждый день на завтрак съедали по 40 граммов мюсли. Ученые обнаружили, наблюдая за участками эксперимента, что у них поднялось настроение, улучшилась работа головного мозга, а чувство усталости снизилось на 10% всего лишь за одну неделю.

Постоянная ссылка на статью:

Мюсли оказались полезнее, чем считалось раньше
(Комментарии людей)
Комментирование приостановлено